80 лет Иосифу Бродскому или еще один штрих к портрету правящего режима РФ

Есть мистика. Есть вера. Есть Господь.

Есть разница меж них. И есть единство.

Одним вредит, других спасает плоть.

Неверье – слепота, а чаще – свинство.

(И. Бродский)

 

Нынешний политический режим в РФ не только по своей сути враждебен национальным интересам Исторической России, но в то же самое время является образцом псевдоэлиты, и последствия этого отрицательного отбора ощущаются практически на всех уровнях политической системы. Именно поэтому, несмотря на огромный потенциал Русского народа, посредственности и ничтожества заполонили все эшелоны власти, а носители живого и творческого начала автоматически отвергается как нечто инородное и враждебное. Петербург, к сожалению, в этом отношении выглядит вполне наглядным примером.

 

24 мая, в день 80-ти летия Иосифа Бродского, в Петербурге, напротив бывшего доходного дома князя Александра Мурузи, в котором поэт прожил последние 17 лет перед своим вынужденным отъездом на Запад, появилось графическое изображение его портрета. Инициатором этой идеи выступил петербуржец Олег Лукьянов.Портрет Бродского

Впрочем, портрет Бродского продержался недолго, – утром следующего дня он был демонстративно замазан сантиметровой штукатуркой. По официальной версии – это было сделано по распоряжению завхоза школы, к которой примыкала стена, где был нанесен портрет. Однако несомненно, что в той или иной степени за этим стоят городские власти. Не случайно, в скором времени, поступило сообщение от пресс-службы администрации Центрального района, что нанесение данного изображения не было согласовано. И это несмотря на то, что Иосиф Бродский, будучи нобелевским лауреатом, в 1995 году был избран почетным гражданином Санкт-Петербурга!

 

Можно по-разному оценивать произведения Бродского, его взгляды и личность как таковую, но отрицать масштаб его творчества невозможно. И Бродский, несмотря на свою религиозную и национальную принадлежность, без сомнения является выдающимся русским (не просто русскоязычным!) поэтом и деятелем искусства. В одном ряду с такими, как Левитан, Антокольский и Пастернак. «Иосиф Бродский, великий русский поэт» - именно так гласит надпись на мемориальной доске, установленной в Венеции на знаменитой набережной Неисцелимых в 2009 году.

Иосиф Бродский, хоть и не был антисоветчиком в прямом смысле слова и вообще сторонился политики, резко контрастировал своим мировоззрением с советской действительностью. Биограф Бродского – Л. Лосев так воспроизводит один из эпизодов судебного процесса над поэтом в 1964 году:

 

Судья: А вообще какая ваша специальность?

Бродский: Поэт. Поэт-переводчик.

Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?

Бродский: Никто. (Без вызова.) А кто причислил меня к роду человеческому?

Судья: А вы учились этому?

Бродский: Чему?

Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят… где учат…

Бродский: Я не думал, что это дается образованием.

Судья: А чем же?

Бродский: Я думаю, это… (растерянно) от Бога…

 

Немало пострадавший от Советской власти Бродский, насильно выдворенный из страны, тем не менее, не озлобился на Россию, поскольку никогда не отождествлял первую со второй. И никогда не порывал с Родиной духовную связь. «Я не позволял себе в России и тем более не позволю себе здесь использовать меня в той или иной политической игре… Твой дом остается родным, независимо от того, каким образом ты его покидаешь… Как бы ты в нем  - хорошо или плохо – ни жил. И я совершенно не понимаю, почему от меня ждут, а иные даже требуют, чтобы я мазал его ворота дегтем. Россия – это мой дом, я прожил в нем всю свою жизнь, и всем, что я имею за душой, я обязан ей и ее народу». (Иосиф Бродский, «Писатель – одинокий путешественник», октябрь 1972 года, «The New York Times».)

Большой знаток и ценитель русской литературы, он дал резкую отповедь чешскому писателю Милану Кундере, когда тот решил бросить незаслуженное обвинение великому Достоевскому, которого Бродский глубоко почитал и считал выдающимся писателем и мыслителем! Кундера, отмечая свою неприязнь и отвергая философию Достоевского, в тоже время восхищался Дидро, известным французским материалистом, предвестником Французской же революции.

В своем эссе «Почему Милан Кундера несправедлив к Достоевскому», опубликованном в воскресном книжном обозрении газеты «The New York Times» в феврале 1985 года, Бродский, отвергая обвинения Кундеры, который увязал воедино великого русского гения и советского солдата, оккупировавшего Чехословакию в 1968 году (усматривая в этом общее противостояние Запада и Востока), между прочим, отмечал следующее.

«Концепция исторической необходимости есть продукт рациональной мысли, и в Россию она прибыла из стороны западной. Идеи о благородном дикаре, о природной добродетельности человека, каковой препятствуют дурные институты общества, а также об идеальном государстве, социальной справедливости и тому подобных вещах - ни одна из них не произросла и не расцвела на берегах Волги. Следует по возможности сопротивляться соблазну усматривать в праздных, хотя и одаренных, бездельниках французских салонов XVIII века источник современного полицейского государства. Не следует, однако, забывать, что «Das Kapital» был переведен на русский с немецкого.

Отдадим должное и западному рационализму, ибо бродивший по Европе «призрак коммунизма» осесть был вынужден все-таки на Востоке. Необходимо, тем не менее, отметить, что нигде не встречал этот призрак сопротивления сильнее, начиная с «Бесов» Достоевского и продолжая кровавой бойней Гражданской войны и Великого террора; сопротивление это не закончилось и по сей день. Во всяком случае, у этого призрака было куда меньше хлопот в 1945 году, когда он внедрялся на родине Милана Кундеры, как, впрочем, и в 1968-м, когда он вторично провозглашал свое - на эту страну - право. Политическая система, лишившая заработка Милана Кундеру, в той же мере является продуктом западного рационализма, как и восточного эмоционального радикализма. Короче, видя «русский» танк на улице, есть все основания задуматься о Дидро… Убеждение, что тип человека, описанный Достоевским, только на родине Достоевского и обитает, свидетельствует лишь о том, что Запад и по сей день не произвел на свет писателя, равного - по докапыванию до глубин – Достоевскому».

Спустя десять лет, в 1995 году в интервью известному польскому журналисту Адаму Михнику, Бродский высказался еще жестче и охарактеризовал Кундеру как «глупое чешское быдло», а говоря о России еще раз подчеркнул, что она является «фрагментом Европы, а русская культура – часть христианской культуры. И то, что произошло в России, не является ее виной. Ведь Маркс родился не на Волге».

Бродский, не переставая ощущать свою сопричастность к Исторической России («переставая быть гражданином СССР, я не перестаю быть русским поэтом» - из письма к Брежневу), всегда чувствовал и сопереживал ее ранам и утратам, что особенно проявилось в его пронзительном и драматически эмоциональном стихотворении – «На независимость Украины». В нем же отразились резкая прямолинейность и чуждость политкорректности, которые всегда были ему свойственны.

 

А гастарбайтер из Средней Азии погребающий, по указке местных властей, под слоем штукатурки фотопортрет выдающегося российского художника слова с мировым именем – это очень симптоматичное изображение нынешней российской псевдоэлиты.

 

Сергей А. Хазанов-Пашковский

28 мая 2020 года, Санкт-Петербург

  • Использование материалов допускается при обязательном указании источника.
  • © «Имперское Слово», 2015.