Воззвание полковника В.И. Мальцева
В этот раз, вниманию читателя, продолжая тему ВВС РОА, мы предлагаем Воззвание полковника В.И. Мальцева, который стоял во главе русских добровольческих частей Люфтваффе, а в феврале 1945 года официально возглавил ВВС РОА в чине генерал-майора. Полковник Мальцев практически с самого начала войны включился в освободительное движение против большевизма, став активным и деятельным его участником. В марте 1942 года он назначается бургомистром г. Ялты. Осенью 1942 года, оставив пост бургомистра, он участвовал в формировании боевых добровольческих групп из числа крымских татар и русского населения Крыма. Одновременно вел активную антисоветскую пропаганду, часто выступал на митингах и собраниях среди гражданского населения и в лагерях военнопленных, будучи прирожденным оратором. Автор целого ряда публикаций в русских периодических изданиях. В 1943 году вышла в свет книга Виктора Ивановича «Конвейер ГПУ», в которой рассказывалось о его пребывании в сталинских застенках. Осенью 1943 года в Сувалках (Восточная Пруссия) полковник Мальцев приступил к формированию Русской авиагруппы, которая стала основой для развертывания русских военно-воздушных сил. Во время формирования Русской авиагруппы Мальцев принимал непосредственное участие в отборе добровольцев, подвергая кандидатов тщательной проверке и делая особый упор на идейных побуждениях. Полковник Мальцев хорошо знал не только старших офицеров и преподавателей, но также лично знакомился с каждым русским добровольцем. Проявляя особую заботу о нуждах и быте личного состава, Мальцев умел найти подход каждому своему подчиненному. Это снискало ему уважение и беспрекословный авторитет. В результате такого подхода, за все время существования авиагруппы, а впоследствии и ВВС РОА, не было ни одного случая перелета на сторону противника или ухода к партизанам. Будучи командиром Русской авиагруппы, полковник Мальцев лично участвовал во многих боевых операциях на фронте. Перейдя добровольно на немецкую сторону для борьбы с большевизмом, он являлся глубоко идейным борцом за освобождение своей Родины. Критически осмыслив советское прошлое, Мальцев постепенно становится убежденным русским националистом. Генерал Мальцев разительно выделялся на фоне большинства старших офицеров и генералов РОА. Отсутствие советского снобизма, безукоризненная вежливость к подчиненным и умение найти общий язык с немецким окружением, в отношениях с которым он всегда держался корректно и с достоинством – были его отличительной особенностью. И если с Главнокомандующим генералом А.А. Власовым у Мальцева сразу установились дружеские отношения, то с другими генералами Русского Освободительного Движения отношения не сложились. Отношение это было взаимно недоверчивым, вследствие чего, несмотря на его высокую оценку главнокомандующим, Мальцев не только не был включен в состав КОНРа, но даже не был приглашен на его торжественное заседание в Праге и большое собрание в Берлине, посвященное обнародованию Пражского Манифеста. Полковник Мальцев без какого-либо предубеждения зачислял в состав подчиненных ему частей белых офицеров из числа русской эмиграции, и добровольческие русские авиаподразделения, пожалуй, были самым ярким примером боевого товарищества между вчерашними летчиками Красной армии и асами Императорской и Белой армий. Восемьдесят процентов состава штаба полковника Мальцева и треть командного состава частей ВВС состояли из русских эмигрантов, которые оказали серьезное влияние на формирование его политических взглядов и отношение к бывшему советскому генералитету. Генерал Мальцев установил доверительные отношения с Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви Митрополитом Анастасием и ходатайствовал перед Его Высокопреосвященством о назначении в части ВВС военных священников. Во время переговоров с представителями американского командования генерал Мальцев отметил: «Возвращаться назад «к своим» - это идти на верную и мучительную смерть, если не от руки палачей в застенках Лубянки, то в концлагерях Сибири и Севера. Пощады нам не будет. Да мы и не собираемся просить пощады, потому что мы – не изменники своей страны, мы – борцы за освобождение русского народа от сталинской тирании». После выдачи, во время советского судилища генерал Мальцев, подтвердив свои антисоветские убеждения, не принес покаяния и не просил пощады. Помещенное ниже Воззвание было записано 4 января 1944 года на радиостудии в Кенигсберге, а затем было широко опубликовано в русской прессе и отпечатано в виде листовок.

В.И. Мальцев

 

Дорогие друзья мои, русские летчики и все патриоты нашей многострадальной Родины!

Я обращаюсь к вам, как к своим товарищам, обращаюсь ко всем, кому действительно дорога наша Отчизна!

Многие из вас думают, что они защищают свою Родину. Я хочу поделиться с вами своей трагедией человека, беспредельно любящего свой народ и отдавшего все свои лучшие годы служению идее коммунизма.

Я весь свой сознательный век был коммунистом, и коммунистом не для того, чтобы носить партийный билет, как дополнительную продовольственную карточку; я искрение и глубоко верил, что этим путем мы придём к счастливой жизни. Но вот прошли лучшие годы, побелела голова, а вместе с этим пришло и самое страшное: разочарование во всем, чему я верил и чему поклонялся.

Оказались оплеванными лучшие идеалы. Но самым горьким было сознание того, что я всю жизнь являлся слепым орудием политических авантюр Сталина.

Я — полковник советской авиации Мальцев Виктор Иванович, сын бедного крестьянина Владимирской губернии, бывший начальник военно-воздушных сил Сибирского Военного Округа и начальник гражданской авиации Средней Азии и Закавказья. Я открыто обращаюсь ко всем вам, славным летчикам, с которыми мне пришлось работать два десятка лет. Многие из вас помнят и знают меня хорошо по совместной работе. Так неужели же вы можете поверить, что я — изменник, германский наймит, шпион и все прочее, чем так ловко умеют спекулировать специалисты из НКВД?

Я пришел на эту сторону добровольно и честно заявил, что порвал с прошлым и, как видите, несмотря на то, что я коммунист и советский полковник, я даже не был арестован. После длительной беседы мне и ряду других бывших коммунистов доверили руководящую работу. Как это дико, вероятно, звучит для вас, мои друзья, привыкших к бдительности НКВД!

Я и многие другие, которых Сталин и НКВД считают врагами народа, не боимся народного суда, так как мы народу не изменяли и не изменим, а с палачами народа будем бороться до конца. Пусть тяжело было разочарование в своих лучших идеалах, пусть лучшая часть жизни пропала, но остаток своих дней я посвящу борьбе с палачами русского народа — за свободную, счастливую, великую Россию.

Полковник Мальцев

  • Использование материалов допускается при обязательном указании источника.
  • © «Имперское Слово», 2015.